Ваш браузер устарел
Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности.
Пожалуйста, установите современный браузер:
  • Прессе
  • Интервью
  • «МегаФон и Mail.ru - две разные компании, мы не будем их интегрировать - CFO МегаФона»

«МегаФон и Mail.ru - две разные компании, мы не будем их интегрировать - CFO МегаФона»

МегаФон и Mail.ru — две разные компании, мы не будем их интегрировать — CFO МегаФона

Геворк Вермишян

Финансовый директор «МегаФона»

26.06.2017

В интервью «Интерфаксу» финансовый директор «МегаФона» Геворк Вермишян рассказал, почему компания не смешивает традиционный бизнес компании с Mail.ru, как инвесторы отреагировали на «либерализацию» дивидендной политики и почему оператор не спешит продавать башенный бизнес.

— Вы изменили подход к финансовой отчётности после консолидации Mail.ru Group, выделив отдельно результаты оператора. То же самое касается и прогнозов на 2017 год. С чем связано такое решение? Почему после приобретения контроля в группе вы всё равно стараетесь не смешивать бизнесы?

— «МегаФон» и Mail.ru — это две разные компании из разных отраслей, мы не планируем их интегрировать. Поэтому мы считаем правильным показывать отдельно бизнесы, которые отличаются по драйверам роста выручки и динамики операционных расходов, — так формируется более прозрачная и понятная отчётность. В структуре отчётности мы приняли решение с первого квартала показывать сначала консолидированные результаты, а дальше давать данные по телеком-сегменту и интернет-сегменту отдельно. На самом деле это удобно для инвесторов, так как помогает сравнивать сопоставимые периоды.

— Вы дали прогноз по сервисной выручке «МегаФона», будет ли прогноз результатов по интернет-сегменту?

— При покупке пакета Mail.ru Group мы сообщили, что «МегаФон» не будет заниматься операционным управлением. Mail.ru Group — публичная компания, её акции торгуются на бирже, есть собственный отдел по связям с инвесторами, который самостоятельно ведёт все коммуникации и отвечает на комментарии по прогнозам и результатам деятельности без нашего участия. Наша служба IR призвана комментировать только результаты «МегаФона».

Поэтому мы приняли решение отдельно ориентировать аудиторию именно на наши результаты, без учёта влияния более быстрорастущего интернет-сегмента.

— Но вопрос дивидендов всё равно находится в поле ответственности «МегаФона». Были объявлены дивидендные выплаты со стороны «МегаФона», рассматривается ли в стратегии вероятность таких выплат со стороны Mail.ru?

— Как и в любой компании, этот вопрос находится в компетенции совета директоров. В данный момент мы не рассматриваем Mail.Ru как дивидендную историю по одной простой причине: мы считаем, что интернет-компании растут и развиваются за счёт инвестирования капитала в развитие и M&A, поэтому они очень редко платят дивиденды, даже в международных компаниях. Mail.ru не станет исключением.

— USM Алишера Усманова в мае продала банку дебиторскую задолженность «МегаФона», включающую отложенный платёж за Mail.ru в размере $100 млн. Какой банк получит эти $100 млн?

— Продавец в рамках договора купли-продажи имеет право финансировать свою дебиторскую задолженность как считает нужным, мы никоим образом не влияем на это. Какой банк он выберет для осуществления сделки по финансированию дебиторской задолженности, такую инструкцию и получит «МегаФон» как плательщик по безусловному отложенному платежу.

— Рассматриваете для себя возможность сделок по слияниям и поглощениям? Будет ли компания увеличивать CAPEX?

— Скорее всего, нет. Думаю, вы заметили тенденцию к понижению интенсивности инвестиций в «МегаФоне». Текущий прогноз по CAPEX на этот год — около 55-60 млрд ₽ при стабильном курсе валют и макроэкономической ситуации. Это существенно ниже прошлого года — на 16%. Наша задача — уложиться в заявленный диапазон. Что касается сделок по слияниям и поглощениям, в планах сейчас их нет. Более того, мы постоянно занимаемся оптимизацией инвестиционных и операционных расходов и с высокой вероятностью сможем обеспечить дополнительные 5-7 млрд ₽ за счёт пересмотра части расходов в бизнес-плане. Пока это ещё не отражено в прогнозах, но мы сигнализируем нашим инвесторам ориентироваться на верхние границы диапазонов прогнозов.

— Новая дивидендная политика даёт больше гибкости компании в части долговой нагрузки, а выплаты дивидендов раз в год вы назвали «подходящей периодичностью». Означает ли это, что компания больше не будет платить промежуточные дивиденды?

— Задача менеджмента — предложить совету директоров такую дивидендную политику, которая привлекательна для акционеров как с точки зрения размера дивидендных выплат, так и с точки зрения стоимости акционерного капитала. Наша новая стратегия нацелена на то, чтобы увеличить сервисную выручку на 2-5% за период с 2017 по 2020 годы и повысить рентабельность благодаря росту OIBDA на прогнозируемые 3-6%. Новая дивидендная политика неразрывно связана с новой стратегией и позволяет учесть результаты её реализации.

В соответствии с прошлой дивидендной политикой «МегаФон» стремился направлять на выплату дивидендов не менее 50% скорректированной чистой прибыли или 70% скорректированного денежного потока — в зависимости от того, какой показатель больше. Целевой уровень мог быть скорректирован советом директоров в сторону увеличения или уменьшения для поддержания структуры капитала, исходя из уровня мультипликатора чистого долга/скорректированной OIBDA в диапазоне 1,2-1,5. По этой логике, сейчас размер выплат должен был быть равен нулю в силу того, что коридор долговой нагрузки в 1,2-1,5 уже превышен.

Новая дивидендная политика стала более лёгкой в прогнозировании, более прозрачной и привязана к финансовым результатам, раскрываемым в отчётности. Она определяет минимальный уровень дивидендов на уровне 70% от свободного денежного потока для акционеров группы без включения результатов Mail.Ru. То есть уже не нужно моделировать неденежные эффекты и производить корректировки: свободный денежный поток за вычетом чистых процентных расходов — это и есть тот окончательный результат, который компания заработала за предыдущий финансовый год, и от него рассчитывается размер выплат.

Ещё одно отличие между двумя политиками в том, что теперь есть минимально гарантированный уровень вознаграждения: минимум 70% от свободного денежного потока для акционеров будет распределено, и оставшиеся 30% будут идти на плавное погашение долга, снижая процентные расходы «МегаФона». Не секрет, что долговая нагрузка «МегаФона» в последнее время росла в том числе за счёт щедрых дивидендов. Сегодня задача — создавать дополнительную стоимость за счёт снижения балансовых рисков и долговой нагрузки, что, соответственно, позволит наращивать свободный денежный поток.

Что касается периодичности выплат, базовый сценарий подразумевает выплату один раз в год с распределением регулярных дивидендов по итогам финансового года. При этом ни законодательство, ни новая дивидендная политика не ограничивают совет директоров и акционеров в распределении промежуточных дивидендов. Но базово выплаты будут происходить один раз в год.

— Не рассматриваете ли вы возможность снижения дивидендных выплат по сравнению с прошлыми годами? Аналитики высказывали мнение, что большие выплаты акционерам — ключевой краткосрочный риск для бизнеса. По мнению экспертов, операторы должны не упустить окно возможности, когда смогут сократить размер выплат без особого ущерба. Согласны ли с этой позицией? Планируете сокращать объёмы выплат?

— Когда мы презентовали нашу стратегию в Лондоне, мы также проводили ряд встреч с широким кругом инвесторов. Они достаточно позитивно оценили наши сообщения про дивиденды, правильно их истолковав. Мы рады, что инвесторы отчётливо понимают, что высокая дивидендная доходность — это хорошо в краткосрочном периоде, но, в первую очередь, важно поддержать долгосрочную финансовую стабильность компании. Именно поэтому, на мой взгляд, значимым элементом новой дивидендной политики является ограничение по долговой нагрузке. Наша цель — обеспечить выплаты дивидендов, сохранив уровень соотношения чистый долг/ OIBDA не выше 2.0x без учёта M&A. Соответственно, повторюсь, 30% свободного денежного потока будет направлено на снижение долговой нагрузки. При этом дивидендная политика является прогрессивной по своей природе, потому что размер дивидендов привязан к свободному денежному потоку, который по нашим прогнозам будет расти, что очень порадует инвесторов.

— А можно ли ожидать, что выплаты будут меньше, чем в предыдущие годы?

— Не хотел бы пока комментировать размеры выплат, так как они ещё не были осуществлены.

— Недавно СМИ сообщали об отрицательной стоимости чистых активов «Скартела». Планирует ли «МегаФон» прокредитовать «Скартел» или увеличить размер его уставного капитала?

— Мы не раскрываем никаких показателей «Скартела» отдельно. Чистые активы, на которые ссылаются СМИ, были указаны по российским стандартам отчётности, что не совсем репрезентативно, так как отражает внутригрупповые обороты.

— То есть показатель не отрицательный?

— Нерепрезентативный.

— Ранее сообщалось, что «МегаФон» может привязать опционную программу к обыкновенным акциям вместо фантомных. Была ли изменена программы мотивации сотрудников? Могут ли быть в ней задействованы казначейские акции? Сколько в прошлом году на бонусы и мотивационную программу членов правления вы направили?

— Пока опционная программа в процессе структурирования, но главным остаётся тот факт, что вознаграждение высшего руководства будет зависеть от фундаментальных показателей. Мы ещё не определились окончательно, за счёт какого источника будет формироваться пул акций для опционной программы.

— Корректировали ли вы оценку затрат на реализацию «закона Яровой»? Ранее речь шла о 500 млрд ₽. Как идёт работа по уточнению условий хранения данных абонентов в рамках «закона Яровой»? Была информация, что вы обращались к производителям оборудования для уточнения характеристик, вы получили ответ?

— В «законе Яровой» по-прежнему много неопределённостей. Мы уточнили у производителей наличие технических решений и их примерную стоимость для реализации закона, однако они не смогли провести расчёты, так как технические требования в настоящее время не утверждены. Вопрос нельзя считать закрытым. В информационном поле была масса субъективных оценок от разных лиц и от разных компаний, но опираться на них нельзя: без окончательных технических условий и схемы реализации закона очень сложно посчитать точную сумму.

Тем не менее, уже очевидно потенциальное негативное влияние на телеком-отрасль и существенное сокращение количества мелких игроков, которые просто не потянут такие расходы. В контексте исполнения требований закона мы готовы тратить на безопасность, например, 1% выручки. Если исполнение закона потребует более значительные суммы, то тогда нужно регламентировать размер увеличения тарифов для абонентов.

— Как сильно это может повлиять на тарифы?

— На тарифы это однозначно повлияет. Как сильно — зависит от технических условий и точных расчётов затрат.

— Есть ли планы по привлечению средств с рынка? Рассматриваете ли вы для себя размещение евробондов?

— Сейчас рынок капитала очень активен. Мы следим за выпусками и в локальной валюте, и на международных рынках еврооблигаций. Валютный долг на публичных рынках нам не очень интересен в силу того, что наша основная выручка — рублёвая, и дополнительные валютные позиции для нас не очень привлекательны. Весь валютный долг в нашем долговом портфеле представлен долгосрочными экспортными кредитами, которые финансируют поставки телекоммуникационного оборудования из Китая и Европы. Такие длинные кредиты очень качественные, так как позволяют увеличить средний срок долгового портфеля, и достаточно дешёвые, потому что субсидируются государствами тех стран, которые стимулируют экспорт.

При этом мы достаточно частый эмитент на российском рынке облигаций, а главное — у нас очень позитивный опыт открытия окон возможностей для всего российского рынка корпоративных облигаций. Мы делаем это очень качественно, устанавливая рекорды по ставке купона всё ниже и ниже при каждой новой сделке. Рублёвые облигации — очень интересный для нас инструмент, и вполне возможно, что мы будем рассматривать его как один из альтернативных для рефинансирования долгового портфеля на более выгодных условиях. При этом, напомню, наша стратегия и дивидендная политика предполагают плавное снижение долговой нагрузки.

— Насколько мы поняли из презентации новой стратегии, «МегаФон» рассматривает возможность продажи непрофильных активов. Какие активы имеются в виду, когда и при каких условиях их могут продать? Для чего принимаются такие решения?

— Телеком как индустрия очень быстро и динамично развивается, в первую очередь, в части инфраструктуры. Сегодня рынок стремительно меняется в сторону Digital, и те активы, которые раньше составляли наше конкурентное преимущество, сейчас им не являются. Держать их на балансе и финансировать за счёт привлечённых у акционеров или кредиторов денег в корне неправильно. В рамках новой стратегии мы хотим сосредоточиться на ключевых направлениях бизнеса и цифровой трансформации. Непрофильные активы, которые не будут востребованы для решения этих задач, могут быть проданы для высвобождения капитала.

Классический пример такого рода активов — это наше башенное хозяйство. В своё время, когда башни массово строились, их наибольшая концентрация напрямую влияла на долю рынка в регионе. С развитием инфраструктуры всех операторов мачты просто потеряли свою ценность как активы, которые создают конкурентное преимущество, и, соответственно, перешли в разряд непрофильных.

В связи с этим, сейчас мы выделяем «Первую башенную компанию» (ПБК) в отдельное акционерное общество с собственным управлением, бюджетом, ERP-системами. Сегодня это первый кандидат на такую крупную сделку по монетизации непрофильных активов. В 2019 году мы планируем заняться полноценным выводом на рынок нашего портфеля из 15 тысяч вышек. В принципе, такое может случиться с любым активом.

— Почему так поздно?

— На самом деле, осталось всего полтора года. За это время менеджменту нужно проделать достаточно много скрупулёзной работы, перед компанией стоят амбициозные задачи по созданию качественного актива и его достойной «упаковки». Мы не торопимся что угодно продавать рынку, так как чётко понимаем требования потенциальных инвесторов к этому портфелю.

Повторюсь, таких непрофильных активов может быть много. Сюда относятся и здания в собственности «МегаФона», которые могут быть оценены выше их балансовой стоимости и соответственно дадут возможность монетизации при сохранении качественной операционной привлекательности сделки.

Источник: Интерфакс